Реклама

Автор : btamedia

Балтийские страсти

Балтийское море

Осенью 2002 года латвийское побережье изрядно тряхнуло. Звенели стекла в окнах, падала посуда, вибрировала мебель... Сила трех подземных толчков по показаниям приборов достигала 5 баллов по 12-балльной шкале. Испуганные люди кинулись за разъяснениями к рижским специалистам...

Тут-то и выяснилось, что произошедшая встряска - еще далеко не самое страшное, что может ждать этот регион в ближайшие десятилетия. Международная научная экспедиция, изучавшая состояние водной среды и побережья Прибалтики, пришла к весьма тревожным выводам...

ПОЧЕМУ ЗАТРЯСЛО?

С причинами землетрясения разобрались быстро. Оказалось, в Рижском заливе проходила международная военная операция: взрывали морские мины, оставшиеся после войны. Их выловили во время ставших традиционными учений военно-морские силы Бельгии, Великобритании, Нидерландов, Норвегии, Швеции, Литвы и Эстонии.

За пять лет военной противоминной операции в акватории стран Балтии удалось выловить лишь 132 мины. Их-то и взрывают.

Тут и возникают вопросы: неужто такие взрывы способны спровоцировать реальное сильное землетрясение? Почему операция в Рижском заливе отозвалась 5-балльньм эхом? Что будет дальше, когда начнут взрывать и другие выловленные в море мины и торпеды? По мнению экспертов, в Балтийское море в период двух мировых войн были выброшены 85 тысяч мин, и 50 тысяч из них так и остались на водных просторах и в глубинах.

Четких ответов на эти вопросы нет. Однако старший сейсмолог геологической службы Латвии Валерий Никулин подтверждает вероятность разгула подземной стихии, спровоцированного деятельностью человека. Для более тщательного анализа у латвийских ученых не хватает аппаратуры. Оказывается, в республике работают всего лишь три сейсмолога и действует только одна сейсмическая станция. Но вот статистика удручает. В прошлом году в Латвии было зафиксировано 143 подземных толчка, спровоцированных карьерными взрывами, 20 толчков стали результатом военных операций в море. И еще почти 200, хоть и малозаметных, произошли сами по себе. То есть в недрах республики зреет опасная сила.

Когда же она проснется?

Некоторые прибалтийские геологи полагают, что страны Балтии в скором времени ждут сильные землетрясения. В частности, доктор геологии из Риги, член-корреспондент Академии энергоинформационных наук Ришард Гришкьянс утверждает, что в странах Балтии вскоре обязательно произойдет землетрясение. И без влияния человека.

Это еще цветочки...

То же прогнозируют и другие ученые. Рижская газета "Час" приводит мнение сотрудника Всероссийского научно-исследовательского института разведочной геофизики Юрия Никольского, который считает возможным разрушительные землетрясения в регионе Санкт-Петербурга и стран Балтии.

Оказывается, под этим крупнейшим российским городом и доброй половиной Прибалтики есть участки, даже небольшое воздействие на которые может вызвать движение породы, привести к мощному землетрясению и наводнению. Вся территория от Баренцева моря до Литвы попадает в так называемую зону Бреггера - Полканова. Этот тектонически-активный участок проходит через Белое море, Онежское и Ладожское озера, Санкт-Петербург, Хельсинки, Таллин и доходит до Стокгольма и Риги. Здесь подземные плиты накапливают напряжения и деформации, происходящие на поверхности Земли, а потом "выбрасывают" их.

Угроза скорого землетрясения в Прибалтике велика и потому, что со времени последнего катаклизма на острове Осмуссаре у берегов Эстонии, который тряхнуло силой в 7 баллов, прошло больше 20 лет, а это - период повторения таких подземных толчков в этой зоне.

О мощи стихии свидетельствуют факты хотя бы такого рода. Еще в 1821 году в латвийском местечке Кокнесе по земле заструились трещины, падали деревянные стропила. В этом же краю в XVII веке землетрясение разрушило рыцарский замок. В 1908 году, когда в итальянском городе Мессина произошло сильнейшее землетрясение, в Лиепае разорвало рельсы.

Ришард Гришкьянс, комментируя эту ситуацию, считает, что в Латвии находится так называемый резонансный пояс Земли - такой же природный узел, в каком произошла чернобыльская трагедия. Ученый считает, что и та беда была спровоцирована особенностями строения планеты. Именно в таких регионах, отметил геолог, могут быть техногенные аварии.

- Это места, где происходит накопление энергии, а потом может случиться ее резкий выброс, - подтверждает латвийский ученый мнение своего российского коллеги. - К сожалению, и Игналинская атомная электростанция стоит на разломе, и Плявиньская ГЭС, и Рижская...
   
По мнению Р.Гришкьянса, и столица Латвии, и энергетические центры могут пострадать от подземных сил в ближайшее десятилетие.

СМЕРТЬ НА ДНЕ

Но эта беда - мелочь по сравнению с теми бедствиями, что ожидают Прибалтику в ближайшие десятилетия. Не надо забывать и о том, что кроме обычных мин и снарядов на дне Балтики покоится и огромное количество химических боеприпасов.

В первые послевоенные годы по решению комиссии, в составе которой были представители СССР, США и Великобритании, военно-морские силы союзников затопили в водах Балтийского и Северного морей трофейное немецкое химическое оружие общей массой свыше 300 тысяч тонн, содержащее свыше 60 тысяч тонн отравляющих веществ (ОВ).

Каждая страна согласно этому решению топила то химическое оружие, которое оказалось в ее зоне оккупации. В итоге только СССР затопил 35 тысяч тонн снарядов и бомб, в которых содержится порядка 7 тысяч тонн отравляющих веществ, в районе острова Борнхольм и в 70 милях к  западу от города Лиепая. Дополнительно к тому ВМС США и Великобритании затопили вместе с судами более 50 тысяч тонн ОВ в проливах Скагеррак и Каттегат у берегов Швеции и Дании - всего (по разным данным) от 42 до 65 судов.

На самом деле эти корабли предполагалось затопить в Атлантическом океане на больших глубинах. Однако суда были старые, тихоходные, количество снарядов было огромным, а время поджимало - согласно предварительной договоренности операция по уничтожению химических боеприпасов должна была завершиться 31 декабря 1947 года. Вот союзники и затопили все в водах Балтики.

Полвека назад никто не подозревал, к каким последствиям это может привести. Но возможности современной науки позволяют определить размах угрозы, которая затаилась под многометровым слоем воды.

Оружие, захороненное СССР, по мнению учёных. Ещё сравнительно безопасно в связи с тем, что снаряды затоплены россыпью при движении кораблей и рассеяны по большой площади. Они частично ушли в ил, песок, заносятся донными отложениями, а самое главное, их оболочки не будут разваливаться одновременно. Если утечка отравы в Балтийском море и происходит, эти небольшие количества быстро подвергаются гидролизу. Хельсинская комиссия в 1994 году признала наши захоронения ОВ в Балтийском море не представляющими опасности для прибрежных стран.

Этого нельзя сказать о боеприпасах, затопленных союзниками вместе с кораблями. Скорость коррозии стальных оболочек боеприпасов в морской воде составляет примерно 0,1-0,15 мм в год, средняя толщина их стенок 5-6 мм.

Таким образом, по оценкам пессимистов, через год-два верхние слои снарядов могут продавить нижележащие, и произойдет массированный выброс отравы в морскую среду.

ПЕССИМИЗМ ОПТИМИСТОВ

Оптимисты, впрочем, называют другие цифры - 5-7 лет. Но все равно такой выброс может оказаться трагическим для человечества. И основная опасность заключается вовсе не в возможности отравления в момент выброса ОВ или спустя несколько часов.

Еще в 60-х годах XX века английский генетик Шарлотта Ауэрбах открыла, что ОВ типа иприта и люизита, составляющие основу захоронений, даже в ничтожных дозах могут вызывать онкологические заболевания и мутации живых организмов через три - пять поколений. Сегодня российские ученые утверждают, что ОВ, пройдя по пищевым цепочкам, скоро могут оказаться на столе у человека. Единственный выход в случае залпового выброса отравы - полный отказ от промысла морепродуктов в данных акваториях!

А ведь в Балтийском и Северном морях вылавливается до 2,5 миллиона тонн рыбы в год. Среднее потребление рыбы в близлежащих регионах – 10 кг. на душу населения в год, то есть 250 млн. людей ежегодно рискуют быть отравленными. Удар будет нанесен также по туристическому бизнесу. Суммарный ущерб европейских стран составит миллиарды долларов в год, причем на продолжительное время.

Это вопрос и нашей собственной безопасности, поскольку Россия закупает рыбу и морепродукты в странах, ведущих промысел в акваториях Балтийского и Северного морей. В районах захоронения химического оружия рыбная ловля запрещена, но рыбаки не обращают внимания на все запреты. К тому же невозможно было провести точное оконтуривание опасных зон. Но это не главное. Основная опасность кроется в том, что по дну Скагеррака из Северного моря в Балтийское идет мощное течение, которое захватывает с собой всю "грязь".

А в Балтийском море мы уже сами ловим рыбу.

Впервые течки ОВ из затопленных снарядов были зарегистрированы несколько лет назад. В 1997-1998 годах две российские экспедиции в проливе Скагеррак зафиксировали 17 подводных объектов и по следам мышьяка в пробах воды обнаружили утечки ОВ из захоронения в 20 милях западнее шведского порта Люсечиль. В одной из проб, взятых непосредственно у борта затопленного судна, оказался кусок загустевшего сернистого иприта, что чуть не привело к поражению личного состава, забиравшего пробы.

По результатам первой экспедиции президент Российской Федерации Б.Ельцин дал поручение председателю Межведомственной комиссии по химическому разоружению о подготовке соответствующих согласованных международных действий. Однако в связи с расформированием комиссии это поручение осталось невыполненным.

НЕОЖИДАННЫЕ СЮРПРИЗЫ

С 22 августа по 2 сентября 2000 года проходила третья, уже международная экспедиция в район захоронений. Руководство работами было возложено на Национальный комитет экологической безопасности во главе с Егором Строевым. Организаторам пришлось ходить буквально с "шапкой по кругу", чтобы собрать смехотворную для такой экспедиции сумму - 60 тысяч долларов. В результате она все же была осуществлена силами Фонда "Победа 1945", МЧС, РАН, Бельгийского фонда и ряда других организаций.

Многое делалось на чистом энтузиазме. Ученые поставили задачу получить максимум достоверной информации в кратчайшие сроки. В организации приняли участие в основном Россия и Германия, а также Франция. Помогали датчане и шведы, которые дали точные координаты судов-могильников.

Научно-исследовательское судно "Профессор Штокман" принадлежит Атлантическому отделению Института океанологии РАН (Калининград). На борту судна было около 50 человек, из них 30 - ученые и специалисты. Они взяли пробы грунта, воды, провели большое количество подводных съемок. Забегая вперед, скажем, что экспедиция принесла довольно неожиданные результаты.

Сюрпризы начались еще в Балтийском море, когда "Профессор Штокман" вышел из Балтийска и направился в сторону Копенгагена. По дороге был обследован район о. Борнхольм, где захоронены боеприпасы, затопленные советской стороной. Надо сказать, что еще экспедиция 1999 года обнаружила в этом районе затонувшее судно. Пробы, взятые вблизи него в 2000 году, показали, что в воде есть мышьяк, который свидетельствует о выходе наружу из-под разрушенной оболочки боеприпасов такого страшного ОВ, как люизит. Новизна этой информации состоит в том, что следы иприта присутствовали всегда, но по документам Генштаба СССР, которые были рассекречены российской стороной еще в 1992 году, ни одного снаряда, ни одной авиационной бомбы или мины с начинкой из люизита на территории, занятой во время войны Советским Союзом, не было. Советская сторона сбрасывала в море разные ОВ, кроме люизита.

Существуют запротоколированные показания немца Петера Гюнтера, который участвовал в операции по захоронению. Он был военнопленным у англичан, и они использовали пленных для этих опасных работ. Несколько лет назад Гюнтер заявил, что англичане затопили около шести судов в районе о. Борнхольм в Балтийском море. Эта информация никогда нигде раньше не появлялась. Экспедиция 2000 года обнаружила при помощи гидролокатора затопленный корабль, а химический анализ проб показал следы люизита. Известно, что в этом районе никаких кораблекрушений никогда не было. Все это свидетельствует, что англичане затопили корабли с ОВ и в Балтийском море.

Результаты эти, конечно, предварительные и требуют дополнительных исследований, но если они подтвердятся, то это будет сенсация. Тогда надо будет обследовать найденный корабль и тщательно осмотреть этот район в тех местах, которые указал Гюнтер, для обнаружения других судов. Глубина там всего около 100 м, поэтому из техники достаточно будет использовать сонары и гидролокаторы бокового обзора. Все это очень тревожно, потому что в Балтийском море почти стоячая вода. Водообмен здесь происходит очень медленно, примерно раз в 27 лет, и если в этих местах произойдет залповый выброс, то вся масса ОВ, по сути, зависнет в воде.

После этих печальных открытий судно зашло в Копенгаген, где на борт был взят немецкий подводный аппарат вместе с обслуживающим его специалистом. Этот телеуправляемый аппарат "Mariscope Meerestechnik" Института морских исследований (Киль, ФРГ), который может погружаться на глубину 200 м, оснащен цветной телевизионной камерой и является самоходным, то есть управляется с поверхности по кабелю и передает наверх на дисплей изображения подводных объектов.

По прибытии на место захоронения - в центре пролива Скагеррак, примерно в 20 милях от шведского берега - ученые с помощью гидролокаторов сразу обнаружили большое скопление судов на небольшой площади около 10 км.

Всего на глубинах от 180 до 220 м было найдено 27 судов. Суда топили, пробивая днище взрывом, при этом некоторые корабли развалились на части.

Подойти настолько близко к местам захоронения и заснять эти суда до сих пор никому не удавалось.

Единственное визуальное наблюдение было в 1992 году, когда обломки судов обнаружили с подводной лодки шведы. Подойти поближе они побоялись, сфотографировать корабли не удалось. Российские экспедиции брали пробы в этом районе дважды - в 1997 и 1998 годах и уже тогда обнаружили следы люизита и иприта. Третья экспедиция была снаряжена с целью не столько проверить предыдущие показания, сколько проследить динамику, оценить, как изменяется ситуация. При этом телеуправляемый аппарат у специалистов был впервые. Но оказалось, что его радиус обзора не превышает 3-5 м, поэтому сложно было что-то увидеть. Съемкам мешали также замутнение воды и довольно сильные течения.

Пришлось на ходу разрабатывать новую технологию - на немецкий аппарат ставить наш гидролокатор бокового обзора, иначе не удавалось определить точные координаты объектов.

При помощи гидролокатора проводили круговой поиск, определяли, где объект, а потом уже подходили к нему и работали с телевизионной камерой.

В результате удалось получить уникальные снимки, которые показали огромное количество живности в непосредственной близости от кораблей с ОВ: крабов, креветок, угрей, морских червей. Когда взяли пробы грунта и воды, то оказалось, что к тем отравляющим веществам, которые были зарегистрированы в предыдущих экспедициях (иприт и люизит) добавился еще и зарин. Это свидетельствует о том, что коррозия оболочек нарастает...

Воздействие зарина в отличие от первых двух отравляющих веществ на генетический код человека неизвестно. Известно только, что зарин имеет очень короткий период распада в морской воде. Раз он был зафиксирован, это является прямым указанием на то, что он попал в воду непосредственно перед приходом судна "Профессор Штокман". Коррозия делает свое дело, и сколько времени осталось до возможного залпового выброса, прогнозировать не может никто.

Когда участники экспедиции выходили на палубу ночью, им казалось, что "Профессор Штокман" находится в центре крупного города: вокруг - сплошные огни сейнеров, траулеров, вышедших на промысел рыбы и крабов. Телеснимки показали, что на фрагментах кораблей висят обрывки рыболовных сетей. Вовсю идет промысел зараженных морепродуктов. Концентрации токсических веществ пока небольшие, но для проявления мутагенных свойств вполне достаточные.

Дело в том, что нижняя граница ПДК у люизита не установлена, ее как бы нет. Речь идет об отдельных молекулах на 1 литр воды, которые, попадая в организм человека, способны вызвать тяжелые заболевания. Еще один любопытный момент - ученые оказались в гуще НАТОвских учений, в которых принимали участие 7 боевых кораблей, подводная лодка, шла нормальная военная учеба с боевой стрельбой.

Научно-исследовательское судно все время облетали самолеты, правда, вели себя по отношению к экспедиции корректно. Но если представить себе, что рядом с затопленным судном взорвется шальная глубинная бомба, то последствия могут быть очень плачевным. Нужно будет просто прекращать всякие промыслы.

МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА

Один из организаторов экспедиции, член президиума Национального комитета экологической безопасности, вице-адмирал Тенгиз Борисов считает, что необходимо срочно и серьезно заняться разработкой проектов по изоляции боеприпасов с ОВ. Ведущая роль в этих проектах должна быть отведена России, которая в настоящее время располагает уникальными технологиями, позволяющими закапсулировать суда на грунте, изолировав боеприпасы. Эти технологии разрабатывались по заказу Комитета подводных работ особого назначения при Правительстве РФ. Тенгиз Николаевич возглавлял этот комитет в период, когда шли поиски решения проблемы затонувшей атомной подлодки "Комсомолец". Тогда отрабатывались десятки технологий. Некоторые из них были применены на практике. Они позволяют изолировать объекты любой формы на глубинах до 6 км.

Это оптимальный вариант, полагает Борисов. Поднять наверх боеприпасы невозможно из-за их состояния, и для этого потребуется слишком много времени. Если бы даже это кому-то пришло в голову, то сомнительно, чтобы хоть одна страна разрешила провозить этот страшный груз по своей территории и тем более уничтожать его, да и технологий таких нет. А в правовом отношении это потребовало бы столько времени, что вопрос отпал бы сам собой. То, что мы предлагаем, не затрагивает ничьих прав. Чем скорее мы поймем всю серьезность проблемы, тем больше шансов предупредить беду. Конечно, нам бы очень помогли англичане и американцы, если бы они рассекретили свои материалы. Только они точно знают, где и как топили корабли. По разным данным, затоплено от 42 до 65 кораблей, а мы обнаружили только 27. После обнаружения каждый корабль надо внимательно исследовать, и для каждого будет свой проект изоляции. Причем при их обследовании Россия способна обойтись и своей аппаратурой.

Конечно, придется браться за дело всем миром. Ни одна страна сама с таким объемом работ не справится. Россия выступает с предложением объединить усилия мирового сообщества с целью предотвращения катастрофы европейского масштаба. Россия может предоставить свои ноу-хау, персонал, спецсуда, Голландия и Великобритания специалистов по подводно-техническим работам и так далее. По нашим оценкам, такие работы займут 4-5 лет, и их стоимость составит 2-2,5 млрд. долларов. Такой международный проект будет работать не только в Европе. В Мексиканском заливе затоплено большое количество и радиоактивных, и химических веществ. Даже в Сиднейской бухте есть такие хранилища, которые таят огромную опасность для человечества.

ЧТО ДЕНЬ ГРЯДУЩИЙ НАМ ГОТОВИТ?

30 октября 2000 года в Санкт-Петербурге состоялась встреча членов Петербургского отделения Пагуошского движения, посвященная подведению итогов экспедиции. На нее были приглашены консулы всех стран, заинтересованных в скорейшем решении вопроса с затопленным химическим оружием: США, Великобритании, Дании, Швеции, Норвегии, Финляндии, Латвии, Эстонии. Весьма неожиданным для российской стороны оказался тот факт, что не проигнорировали приглашение только американцы. Создается впечатление, что официальные круги перечисленных выше стран не заинтересованы в информировании мировой общественности, видимо, опасаясь, что это может нанести ущерб рыболовному промыслу и туристическому бизнесу.

Ну а что, интересно, все они запоют, когда в результате уже запрогнозированного землетрясения придут в движение если не все, то большинство затопленных боеприпасов? И над всей Прибалтикой в довершение подземных толчков распространится удушающее облако? Тут пахнет экологической катастрофой похлеще Чернобыля... И хотелось бы надеяться, что здравый смысл возобладает, и встреча все-таки состоится...

Кстати...

КАК УБРАТЬ СМЕРТЬ СО ДНА?

"Вот уже полвека на дне Балтики покоится огромное количество химических снарядов и бомб немецкого производства, - рассказывала мне эколог Екатерина Бондарева. - В послевоенные годы по решению комиссии, состоявшей из представителей СССР, США и Великобритании, союзники затопили в водах Балтийского и Северного морей трофейные химические боеприпасы общей массой свыше 300 тыс. т. Их начинка содержит свыше 60 тыс. т страшнейшей отравы - иприта и люизита. Похоже, полвека назад никто не подумал, к каким последствиям это может привести. И вот ныне у нас появилась еще одна головная боль - коррозия начала разъедать стенки снарядов и бомб. Через несколько лет верхние слои снарядов могут подавить нижележащие и произойдет массированный выброс отравы в морскую среду..."

Специалисты об этом знают. И предлагают всевозможные варианты предохранения Прибалтийского региона и самой Балтики от массового отравления. В частности, есть вариант прикрытия каждого места захоронения своеобразным бетонным саркофагом. Но опыт Чернобыля показал, что такое укрытие не очень надежно - со временем и оно дает трещины. Поэтому Екатерина Бондарева предлагает иной способ устранения угрозы. По ее мнению, отраву надо деликатно, но, не мешкая, убрать с морского дна.

 

Вместе со своим научным руководителем, кандидатом технических наук Валерием Павловичем Максимовым она перебрала немало способов ликвидации угрозы, пока не пришла к такому варианту.

«Строителям хорошо известен такой материал – пенно- или газобетон, - рассказывает она. - В отличие от бетона обыкновенного в его состав добавляют вещества (например, гидроксид алюминия), которые в результате химической реакции как бы вспенивают состав и бетон получается очень легким, имеющим в своем составе множество пор".

Вот такой бетон Бондарева и предлагает использовать для решения проблемы. Схема действия тут такова. Сначала на дно опускают газонепроницаемую пленку. Ею водолазы накрывают обнаруженный склад боеприпасов, закрепляя по периметру пленку колышками, втыкаемыми в дно. Потом под пленку по трубе с судна обеспечения начинают подавать жидкую бетонную массу. Она накрывает боеприпасы и начинает затвердевать, одновременно вспениваясь. При этом удельный вес массы становится меньше, чем воды, и бетон превращается в своеобразный поплавок. Вскоре он всплывает, удерживая в себе и прихваченные со дна боеприпасы. Остается транспортировать "улов" на полигон и уничтожить его с применением всех мер безопасности.

ПечатьE-mail