Реклама

Автор : btamedia

Претендент на французский трон. Генрих де Гиз

Генрих де Гиз

Генрих де Гиз родился 19 сентября 1551 года. Он был сыном герцога Франсуа Гиза, лидера французских католиков, убитого в 1563 году во время осады Орлеана в период гугенотских войн.

В память отца, наиболее прославленного из рода Гизов, его старший сын и стал называть себя Генрихом де Гизом. Молодому Гизу в жизни поначалу везло куда больше, чем его знаменитому родителю. В двадцать два года он был также популярен, как и его отец на закате жизни. Внешности Генрих был прекрасной — изящный вельможа, высокий, с надменным взглядом. До своего замужества в него была безумно влюблена сестра французского короля Карла IX Маргарита Валуа. Несмотря на молодость Генриха, вся Католическая лига после гибели Франсуа Гиза видела в нем своего вождя. Точно также, как их политические соперники — гугеноты видели своего лидера в юном Генрихе Наваррском. К тому же Генрих де Гиз оказался чрезвычайно честолюбивым и целью своей жизни избрал не только месть гугенотам, но и завладение французской короной. Сместить с трона династию Валуа и сесть самому — эта мечта прошла с ним через всю его жизнь.

Генрих де ГизИменно Генрих де Гиз сумел сплотить всех католиков в единую Католическую лигу, превратив ее в мощную партию, которая должна была вознести его на трон. Именно он путем восхождения наверх избрал религиозную рознь и стал организатором кровавой Варфоломеевской ночи, когда католики устроили резню гугенотов. Лишь немногие тогда смогли спасти свои жизни ценой отречения от протестантской веры. К их чести, страшная ночь не устрашила протестантов. Гугенотской столицей стал Ля-Рошель, к протестантству потянулись жители южных провинций страны. А вскоре они объявили войну королю, требуя отстранения Гизов от власти.

 

Мирный договор, подписанный Анри Анжуйским в Булони при содействии Генриха де Гиза, положил конец четвертой гражданской войне 1572-1573 годов. Этим договором помирились три партии: королевская, католическая и протестантская. Но претенденту на французский престол католику де Гизу сразу же стали угрожать не только король, но и протестанты. Поэтому он был вынужден искать поддержки у феодальной знати, в народе, у испанского короля и папы римского, будучи не только видным французским полководцем и генералиссимусом, но и талантливым дипломатом.

Но, говоря о Генрихе де Гизе, надо отметить и его следующую черту. Ради личной выгоды де Гиз был готов пожертвовать национальными интересами страны, не испытывая никаких моральных угрызений, мог организовать Интервенцию, сражаться против своего народа вместе с завоевателями. Собственно, так оно вскоре и случилось, когда он в период Фландрской военной кампании Анри Анжуйского заключил договор с испанским королем Филиппом II и воевал против Анжуйского. Причем не даром: Испания взамен гарантировала Генриху де Гизу французскую корону. Такая позиция де Гиза позволила историкам того времени сделать красивый и краткий вывод о политике того времени: «Герцог Анжуйский, добиваясь фландрского трона, мутит Фландрию; господа де Гизы, добиваясь французского трона, и король Испании Филипп II баламутят всю Европу!»

Все три Генриха, ведшие «войну Генрихов* — король Франции, герцог Гиз и герцог Наварры, шли с оружием  друг против друга ради обладания французским троном. Отсюда и взаимная неуступчивость, отсюда — все новые и новые вспышки свары между католиками и гугенотами. Можно сказать, что все три стороны весьма умело разыгрывали в этой драке религиозную карту. Потому и Генрих де Гиз в 1585 году, когда вновь началась война между гугенотами и католиками, сделал так, что примыкавшая к   католикам   Парижская   лига   выделилась   в   особое, третье правительство. Возглавил его, конечно же, сам де Гиз. Под его знамена вставали горожане многих провинций. Но они видели в этой борьбе лишь религиозный ее аспект и отнюдь не поддерживали дворянско-федералистские стремления. Скорее, наоборот, примкнувшие к Парижской лиге горожане видели в ней спасение Франции от расчленения. И Генрих де Гиз казался парижской буржуазии лучшим кандидатом на престол. Попыталась лига заручиться и поддержкой Ватикана — в Рим поехал ее представитель адвокат Давид. Но на обратном пути он был убит агентами короля. Нашли у трупа и записку, подтверждающую, что Генрих де Гиз — потомок великого императора «Священной Римской империи» Карла V, и что он должен завершить истребление протестантов и свергнуть династию Валуа.

Поведение самого Гиза все больше становилось вызывающим. Чувствуя за плечами мощную поддержку, он уже не стал скрывать своих претензий на французский престол. Вот почему король Генрих III и вынужден был пойти на союз с Генрихом Наваррским против Гиза. К тому времени войска католиков во главе с генералиссимусом Генрихом де Гизом стояли у Суассона. Парижане не раз призывали к себе Гиза, но тот почему-то страсть как боялся королевской швейцарской пехоты. В Париж он не пошел. И тогда в столице стали распространяться кем-то слухи, что готовится новая Варфоломеевская ночь — на этот раз, мол, уже гугеноты будут резать католиков. Город заволновался, и встала угроза захвата власти в Париже народом. В такой ситуации старая интриганка и мать французского короля Екатерина Медичи не придумала ничего лучшего, как стать на сторону Гизов.

Именно по приглашению Екатерины Медичи Генрих де Гиз прибыл в Лувр. Узнав об этом, Генрих III в порыве гнева хотел убить своего соперника. Остановил его только страх перед местью парижан. Ведь 12 мая 1588 года на улицах Парижа встали баррикады — Гизам удалось поднять на восстание против короля столичных ремесленников, лавочников и матросов. Через день в распоряжении Генриха III остались только наемники, и король бежал в Шартр. Парижская лига под руководством Генриха де Гиза стала накапливать силы уже и вне столицы, одновременно предъявив королю свои требования. Генрих III согласился на все: подчинить лиге еще шесть городов и пустить в продажу имения гугенотов.
 
В октябре 1588 года в Блуа собрались Штаты, где было принято решение о продолжении борьбы с гугенотами. Одновременно французская буржуазия выставила целый ряд требований, которые не понравились и самому Генриху де Гизу, и в стане католиков наметился раскол. Король же, в очередной раз примирившийся с Генрихом Наваррским, скапливал силы для дальнейшей борьбы. Он пристально следил за главным своим противником Генрихом де Гизом. И королю уже доносили, что католический кардинал и архиепископ Реймский Людовик де Гиз на приемах уже поднимал тост за здоровье своего брата Генриха — «французского короля». И сестра Генриха де Гиза — герцогиня Монпансье уже хвастала, что ей придется выстричь на голове Генриха III иную корону, чем та, которую он носит. От таких донесений терпение Генриха III лопнуло и верные ему войска немедленно осадили французскую столицу. А вечером 22 декабря 1588 года король приказал убить Генриха де Гиза. Он верно рассчитал все, пригласив де Гиза, якобы, для объяснений. 23 декабря тот счел возможным прибыть в королевскую резиденцию и здесь был заколот кинжалами. Та же участь постигла и его брата. Штаты были распущены спустя месяц, а 13 января 1589 года умерла мать короля, интриганка Мария Медичи. Все эти события надолго взбудоражили Париж...

ПечатьE-mail