Реклама

Автор : btamedia

Первый в мире генералисимус. Анри Анжуйский

Анри АнжуйскийАнри Анжуйский — он же Генрих III, последний король Франции из династии Валуа, сын Генриха II и Екатерины Медичи — родился в Фонтенбло 19 сентября 1551 года. Жизнь его была полна сложных событий. В ту пору Францию раздирали религиозные и гражданские войны. Если точнее, гражданские войны вызывались религиозными противоречиями. Над французской монархией нависла угроза распада из-за целого клубка дворянских заговоров, крестьянских бунтов и городских восстаний. В конце концов, все это привело к «войне трех Генрихов»: за власть дрались, втягивая всех, король Франции Генрих III, Генрих I Гиз и Генрих Наваррский.

На политической арене страны беззастенчиво орудовали три крупных партии: возглавляемая адмиралом Колиньи партия протестантов, королевская партия во главе с Карлом IX и Екатериной Медичи и партия католиков герцогов Гиза. Это противоборство и породило многолетнюю вражду между католиками и гугенотами, породило целую серию кровопролитных войн.

Период первых трех войн (1562—1563, 1567 — 1568 и 1568—1570 годы) завершился мирным договором в Сен-Жермене, в чем была и немалая заслуга Анри Анжуйского. По этому договору гугеноты получили право владеть крепостями на юге Франции и смогли создать свою федеративную республику, которая помогала ограничивать несколько королевскую власть, до этого безраздельную. Католики же в противовес гугенотам образовали свою Католическую лигу.

Да! Мир был заключен. Но противостояние оставалось, и оно было залогом новых войн. Ибо клятвы при заключении договора произносились не от чистого сердца, но с камнем за пазухой. Теряющий из-за этого безраздельную власть король Карл IX лишь подливал масла в огонь конфликтов, натравливая гугенотов на католиков и католиков на гугенотов.

О! Король прекрасно понимал, как отнесутся обе стороны к браку его сестры Маргариты Валуа, католички по вере, с протестантом Генрихом Наваррским. Этот брак изумил всех, как и предполагал король. Этот брак шел вразрез всем общепринятым тогда нормам морали и нравственности. Это был вызов обществу. Как мог, к примеру, молодой принц Конде простить Анри Анжуйскому смерть отца, убитого в Жариаке капитаном Монтескью? Или как герцог Гиз простит адмиралу Колиньи гибель своего отца в Орлеане? Слишком уж много было смертей католиков от гугенотов, а гугенотов от католиков. К тому же и королева Наваррская, мать протестантского лидера Генриха IV, была отравлена католичкой Екатериной Медичи, матерью Анри Анжуйского!

Неразрешимыми казались и противоречия в отношениях между королем Карлом IX и адмиралом Колиньи, ведшими в течение пяти лет ожесточенную войну между собой. Лишь битва под Монконтуром и в Жарнаке в 1569 году, где королевским войском командовал Анри Анжуйский, примирила их. Тогда-то Карл IX на радостях и учредил первым в мире чин генералиссимуса и присвоил его своему брату Анри, показавшему полководческое искусство в неполных восемнадцать лет. Анри стал главнокомандующим в более молодом возрасте, чем становились ими знаменитые Цезарь и Александр Македонский!

В 1573 году Анри Анжуйский был избран на польский престол в качестве ставленника от католической партии провождению, гораздо больше, чем государственным делам, уделяя время своей старой любовнице — жене принца Конде Марии Клевской. Претендент же на регентство оставался в Наварре. И в Париже на какое-то время стало спокойно.

Но в начале 1576 года вновь резко обострились противоречия между католиками и гугенотами. Север Франции оставался католическим лагерем, а на юго-западе распространился реформизм гугенотов. Обе партии, враждуя между собой, одинаково стремились ослабить абсолютизм, расширить дворянские вольности за счет центральной власти. Войну начала Католическая лига. Генрих III, обеспокоенный стремительным ростом влияния лиги, попытался было осадить ее вводом в восточные регионы королевства отрядов швейцарских и германских наемников. Но герцоги Гизы этого не допустили. Тогда Генрих III махнул на все рукой, уединился в хорошо охраняемом Лувре и предался полностью внутридворцовым интригам амурного характера. Любовные похождения короля в конце концов кончились браком с дочерью графа Водемона. Этот брак сыграл на руку Гизам, сразу же добившимся огромного влияния при дворе. Резко усилились и междуусобные войны.

Можно сказать, что Генрих III этим браком проиграл Католической лиге и ухудшил отношения между Францией и Испанией. Потому что испанский король Филипп II опасался, что Генрих III в союзе с Гилами сможет «прижать» Генриха Наваррского, а затем посягнуть и на его собственное благополучие.

Но опасения испанского монарха не оправдались. Генрих III, как потом оказалось, пошел на союз с Гизами только для того, чтобы при поддержке все того же Генриха Наваррского возглавить Католическую лигу, стать большим католиком, чем их лидер Франсуа Гиз. объявивший себя ни много ни мало, как потомком Карла Великого. Но Гиз оказался не менее хитрым, и секретные переговоры двух Генрихов — французского короля и Наваррского вскоре для него перестали быть тайной. Разведка и в те времена работала неплохо!

В конце концов оказалось, что хитрость Генриха III окончательно запутала обстановку. Гизы в ответ спровоцировали создание еще двух лиг: католических принцев и сеньоров — одна, парижской буржуазии — другая. Потом эти лиги слились в одну. А в политику теперь активно влезли главы первой лиги — три сына Франсуа Гиза. Католики теперь имели явный перевес над гугенотами. Сама же объединенная лига 31 декабря 1584 года заключила тайный договор с испанским королем для защиты католиков и полного истребления гугенотов как во Франции, так и в Нидерландах. И началась новая война.— «Наша религия главнее!» — орали распаленные католики. «Ну уж, нет! — неслось в ответ от озверевших гугенотов.— Наша справедливей...» Два года ушло на это очередное вооруженное препирательство! А страна меж тем не становилась богаче. Какое уж там, если мужики бряцали оружием вместо того, чтобы заниматься хозяйством. Одним словом, массы были окончательно доведены до разорения неподъемными налогами на войну и выступили против своих угнетателей-сеньоров.

Крестьянские восстания вспыхнули в Нормандии, Бретани и других областях Франции. 12 мая 1588 года в Париже восстали ремесленники и городская беднота. Гизы, естественно, тут же оказались у руководства восстанием — авось да удастся под шумок спихнуть с трона короля! Восстание оказалось шумным, громким и навеки осталось в истории как «День баррикад». Как Гизы и рассчитывали, Генрих III удрал из Парижа. Власть в столице демократическим путем перешла к «Комитету шестнадцати». Но претензии Франсуа Гиза на французский престол были отвергнуты.

Что оставалось делать решительным Гизам? Совершенно верно, они бросились формировать в предместьях Парижа армию для подавления восстания и одновременно пошли на переговоры с королем. Генрих III, из-за многочисленных любовных интриг не владевший ситуацией, согласился было на все требования Гизов и лиги — очень уж хотелось снова взобраться на трон. Но пока суд да дело, до него дошли слухи, что коварные Гизы планируют после подавления восстания бросить его в каменные казематы Бастилии, а корону примерить на Франсуа Гиза. Обозленный Генрих III организовал убийство двух сыновей Франсуа в декабре 1588 года. Но тоже не рассчитал реакции масс — похороны Гизов превратились в грандиозную стотысячную демонстрацию со свечами. И все эти сто тысяч человек в едином порыве по сигналу гасили свои свечи и исступленно кричали: «Так да погаси господь династию Валуа!»

Поддержала это шествие и Сорбонна, издав декрет, освобождающий всех от присяги королю. В парламенте были арестованы те его члены, что остались верными королю. «Нечего с ними цацкаться,— бушевала толпа.— В Бастилию их, в Бастилию!» Парламент, всегда послушный до этого монарху, и тот начал судебный процесс против Генриха III, возмутившись решением короля о запрете ему, парламенту, и должностным лицам города выносить судебные решения. О, парламент знал, когда можно судиться с королем! Восстание-то разрослось на многие города Франции, а войска Католической лиги уже успели разгромить королевскую армию.

Но Генрих III не зря выписывал фортеля вокруг Генриха Наваррского — войска последнего уже спешили на выручку. 14 апреля 1589 года два Генриха заключили соглашение о совместных действиях и спустя две недели двинулись с войсками на Париж. Генрих III заранее предвкушал уже то наслаждение, которое он получит, мстя за «День баррикад» и собственные унижения. Да вот не удалось. Пока войска форсированным маршем двигались к Парижу, здесь распространились слухи о новой Варфоломеевской ночи. Нашлись и смельчаки, стремившиеся предотвратить кровавую бойню. Монах Жак Клемен 2 августа 1589 года пробрался в лагерь Генриха III и заколол его кинжалом.

Автор: Уразов Ф.Х., Чернецов Ю.А
Источник: Генералисимусы мира XVI-XX веков.

ПечатьE-mail