Реклама

Автор : btamedia

Копьё возмездия

Копьё возмездия

Согласно легендам, копьё, которое римский воин проткнул бок распятого Христа, обрело магическую силу. Владевший им делался непобедимым. Последним обладателем оеликвии был Гитлер. Летом 1912 года венский экономист Вальтер Штейн, эксперт по искусству ранней Византии и средневековья, купил в оккультном магазинчике подержанное издание «Парсифаля». В этой книге, написанной в XIII веке, излагается история Святого Грааля, чаши, из которой Иисус пил вино во время Тайной вечери. На страницах небольшого томика Штейн обнаружил карандашные пометки, их, очевидно, сделал прежний владелец книги. Комментарии в основном касались мифологии, оккультизма и теории расового преимущества прямых потомков крестоносцев и рыцарей Тевтонского ордена перед всем остальным человечеством. Заинтригованный Штейн попросил хозяина книжной лавки познакомить его с человеком, который сдал в лавку «Парсифаля». И вскоре встретился с бедно одетым, тощим и бледным молодым субъектом по имени Адольф Шикльгрубер.

 

Мрачный юноша рассказал, что интерес к оккультизму проснулся в нем еще в юности— при первых звуках оперы Рихарда Вагнера «Риенци». В ней, повествующейо взлете и падении Римской империи, Адольф увидел метафорическое описание судеб немецкой нации и с головой погрузился в романтический мир германских мифов и легенд, занялся серьезным изучением оккультизма. В 1909 году он стал последователем эксцентричного доктора Йорга Ланца фон Либенфельса. Бывший монах, отказавшийся от христианской веры, Либенфельс основал новый культ. Адепты доктора поселились в старинном замке на берегу Дуная. Здесь за сырыми стенами, Либенфельс обучал своих единомышленниковпрактичес кой магии, оккультизму и мистицизму. Именно тогда Адольфвпервые услышал легенду, которая определила всю его дальнейшую жизнь.

Распятие Христа

Легенда эта, о Святом Копье, родилась еще в средневековье, примерно тогда же, когда и легенда о чаше Грааля. Считалось, что именно этим копьем римский воин проткнул бок распятому на кресте Христу. После этого страшного деяния легионер впал в исступление, сопровождавшееся видениями, и во время одного из приступов безумия осознал, что поднял руку на самого Бога. С этого момента его святотатственное копье обрело магическую силу.

Вальтер Штейн был поражен непоколебимой и оттого страшной верой Шикльгрубера в магические свойства Святого Копья. С пылкостью, удивительной в этом замкнутом человеке, Адольф рассказывал ему о том, что император Карл Великий никогда не расставался с Копьем и что оно принесло ему победу в сорока семи сражениях. Но однажды он ненароком уронил его. И что же? Через день император скоропостижно скончался. Затем Копьем владел Генрих Птицелов, который выбил поляков из Восточной Германии и основал саксонскую королевскую династию. А в XII веке Фридрих Барбаросса, вооруженный чудодейственным Копьем, не только одержал победу над итальянской армией, но и изгнал из Рима самого Папу Римского.

И вот молодой Шикльгрубер увидел Святое Копье в Хофбургском музее. «Я ощутил присутствие могущественной силы, наличие невероятно мощной энергии, окружавшей Копье. Я понял, что меня, бесспорно, ждет великая судьба и что кровь, текущая в моих жилах, однажды станет Национальным Духом моего народа», — говорил нищий юноша, недавно продавший свою любимую книгу ради куска хлеба.
 
Вновь об этом странном юноше Штейн услышал лишь через 12 лет. Теперь весть пришла из Германии, из Мюнхена. Специалист по оккультизму, Штейн узнал, что некий Гитлер, он же Шикльгрубер, теперь уже лидер немногочисленных, но весьма шумных нацистов, избрал символом своего недавно возникшего движения древнюю свастику. В мифологии викингов свастика являлась одним из атрибутов бога и громовержца Тора. В начале нашего столетия этот символ получил второе рождение в Германии. Популяризатором его стал Гуйдо фон Лист, религиозный лидер, последователи которого поклонялись нордическим богам и увлекались древними языческими обрядами и ритуалами. В Древней же Индии, откуда он попал к викингам, знак «гнутого креста», изображавший дарящие жизнь лучи, считался символом счастья. «Маленький Ади остается верен себе, — подумал Вальтер Штейн, — «Риенци», викинги, «Нибелунги», Святое Копье, теперь свастика... А почему бы и нет? Задумка броская: свастика против коммунистической звезды. Впрочем, скоро этих горлопанов разгонят и о свастике опять надолго забудут». Штейн был хорошим исследователем оккультизма, но в этом предсказании ошибся. Прошло еще полтора десятка лет, и мрачная тень «символа счастья» накрыла почти всю Европу.

«Маленький Ади остается верен себе...» Действительно, даже теперь, когда он достиг вершин власти, когда тысячные толпы при виде него приходили в экстаз, Гитлер поражал своих приближенных безоглядной верой в приметы и предзнаменования. Министр вооружений Альберт Шпеер вспоминал об одном инциденте, произошедшем в октябре 1933 года на закладке Музея немецкого искусства в Мюнхене. Фюрер положил в фундамент первый камень и ударами серебряного молотка стал поправлять его, как вдруг молоточек сломался у него в руках. Гитлер содрогнулся от такого знамения и прошептал, что «страшное Зло готово нанести свой первый удар». Три месяца после этого он не находил себе места. И вдруг — в январе 1934-го в одночасье ожил и повеселел. В этот день пришло известие, что главный архитектор музея Пауль Людвиг Троост скоропостижно скончался. Троост был близким другом фюрера, но Гитлер с просветленным лицом вымолвил: «Теперь проклятие снято... должен был умереть Троост, а не я».

Те из приближенных, кто не до конца понимал характер фюрера, не могли объяснить странной ревности и недоверия, которое он временами испытывал к Генриху Гиммлеру. Вроде бы тот весьма рьяно исполнял свои обязанности, развернул охоту на евреев и католиков, даже запретил Рождество и Пасху и пытался заменить их «неоязыческими» ритуалами. Так откуда же эти странные приступы раздражения? Почему Гитлер вдруг впадал в ярость и придирался к каждому слову верного соратника? Люди более проницательные нашли этому объяснение. Дело в том, что амбициозный Генрих как-то обронил, что он — нынешнее воплощение короля Генриха Птицелова, того самого, что владел когда-то Святым Копьем. Возможно, в другом случае Гитлер, уверенный, что истинным Генрихом Птицеловом является он сам, просто отмахнулся бы от такой нелепости. Но его вдруг неприятно поразило совпадение имен! А что если и в этом — знак?! Заноза засела глубоко и нет-нет да и покалывала «маленького Ади» прямо в сердце.

1938 год для Гитлера начинался тяжело. Надвигались великие события, а Копье все еще находилось за границей, в Вене, в музее Хофбургского дворца. И без него фюрер немецкой нации чувствовал себя беспомощным.

Копьё возмездияГерман Раушнинг, приближенный фюрера, записывал: «Он часто просыпается по ночам, кричит и бьется в конвульсиях. Он зовет на помощь, и, кажется, будто он частично парализован. Его охватывает паника, заставляющая его дрожать так, что трясется кровать. Он что-то говорит, произносит нечленораздельные звуки, задыхаясь, словно его душат».

Однако 14 марта страхи Гитлера испарились, как по взмаху волшебной палочки. Именно в тот день он объявил собравшимся на венском Гельденплатце, что включает Австрию в состав Великого рейха. В толпе находился и Вальтер Штейн. Он смотрел на неистовую жестикуляцию великого фюрера, слушал его бредовые речи и не находил в этом дергающемся человеке ни малейшего сходства с прежним сдержанно-страстным юношей. Тем не менее, мечта «маленького Ади» сбылась. Все реликвии династии Габсбургов, включая Копье, были отправлены в Нюрнберг, в собор св. Екатерины, духовный дом нацистского движения.

Ободренный тем, что Святое Копье отныне принадлежит ему, Гитлер решил не терять времени зря. Уже в следующем году он вверг Европу в страшную войну. И казалось, уже само Копье руководит его действиями. Подобно Генриху Птицелову, первый удар он нанес по полякам. А план нападения на Россию был назван именем Фридриха Барбароссы.

Даже многоопытные генералы вермахта начали верить в то, что Гитлер обладает сверхъестественными способностями. Он проводил одну успешную кампанию за другой, полагаясь исключительно на собственную интуицию. Был создан специальный оккультный отдел, сотрудники которого, именитые астрологи и предсказатели, помогали фюреру вести войну. Генералы часами ждали в приемной начала военных советов, пока фюрер консультировался с астрологами и предсказателями по поводу того, какие важные стратегические инициативы нужно принять, а какие — отвергнуть.

Например, действия командующих военно-морскими силами постоянно корректировал некто Людвиг Штраниак. Архитектор по образованию и астролог по призванию, он фактически руководил передвижением всех немецких кораблей и субмарин в водах Атлантики. Он заявлял, что может указать точное месторасположение неприятельского судна с помощью «психических вибраций». Для этого он лишь водил руками над картами. Однажды он поразил Гитлера, указав координаты линкора «Принц Евгений», отправившегося с секретным заданием. После этого немецкие адмиралы уже не могли спорить с астрологом и порою были вынуждены посылать корабли и субмарины туда, где неприятеля заведомо не было.

В Лондоне Уинстон Черчилль и его министры были прекрасно осведомлены об оккультных пристрастиях Гитлера. Англичане даже создали свой собственный астролого-оккультный отдел, который пытался предугадать, какие именно «психосоветы» получает от своих экспертов Гитлер. Одним из ведущих специалистов отдела был не кто иной, как Вальтер Штейн, венский специалист по оккультизму и средневековому искусству. Ему чудом удалось бежать в Англию из захваченной фашистами Вены. Штейн прекрасно помнил свою встречу с «маленьким Ади», помнил и крикуна на венском Гельденплатце, а потому весьма успешно «вычислял» реакцию фюрера на то или иное предсказание.

 

Но вот стало понятно, что никакая сила, ни здешняя, ни потусторонняя, не спасет тысячелетний рейх. Однако фюрер продолжал верить в какое-то невозможное, невероятное, извращенное чудо. Ведь он все еще оставался хозяином Святого Копья! Гитлер приказал усилить оборону Нюрнберга, где находилось Копье. Он послал туда 22 тысячи солдат СС, 100 танков и 22 артиллерийские и зенитные батареи. Сокровища Габсбургов вместе со Святым Копьем были перенесены в специально сооруженный бункер.

Но 20 апреля, в день, когда Гитлеру исполнилось 56 лет, после тяжелых боев американцы вошли в город. Во время допроса раненый эсэсовский начальник с горечью сказал, что по приказу фюрера пожертвовал тысячами своих людей лишь для того, чтобы не дать противнику добраться до Святого Копья.

Американцы немедленно начали поиск. На десятый день отряд лейтенанта Вильяма Хорна, разобрав слой булыжников в указанном пленным офицером месте, обнаружил железные двери, за которыми был вход в подвал. Сбежав по пыльным ступенькам, Хорн упал на колени и взял в руки Святое Копье. Наконечник длиной в 30 сантиметров был обмотан золотой нитью, ею был прикреплен большой гвоздь — согласно легенде, один из тех, которыми были прибиты к кресту руки и ноги Иисуса.

И в тот же миг Адольф Гитлер, в юности Шикльгрубер, приставил к голове пистолет и спустил курок. Все его кошмары оборвались 30 апреля, в Вальпургиеву ночь, главный праздник языческого календаря, главный день Сил Тьмы...

ПечатьE-mail