Реклама

Автор : btamedia

Николай Ерёменко. Близкие люди

Николай Ерёменко

14 февраля народному артисту России Николаю Еременко младшему исполнилось бы 60 лет. В интервью «Труду-7» мать Ерёменко-младшего и вдова Ерёменко-старшего народная артистка Белоруссии Галина Орлова рассказала о дорогих ей мужчинах.

 

 

- Галина Александровна, где и как вы познакомились со своим мужем Николаем Николаевичем?
- В студии при Витебском драматическом театре имени Якуба Коласа, в котором занималась с детства. Не влюбиться в Колю было невозможно - ведь он такой красавец! Правда, в момент нашего знакомства мне было всего 15 лет, тогда я училась в 9-м классе. Директор студии, в которую я все-таки поступила, не получив аттестата зрелости, сказал - иди и оканчивай школу». Но как я могла опять сесть за парту, когда в студии такая интересная учеба - акробатика, постановка голоса, танец, этюды, а я буду вымучивать математику? Кстати, ненависть к математике у нас семейная, сын Коля этот предмет тоже не выносил.
- Хотели, чтобы у вас родился мальчик? Внешне на кого был больше похож Николай?
-Когда меня спрашивали, на кого сын похож больше - на меня или на Николая, я отвечала, что на обоих. Как Ерема (так я называла мужа дома) говорил, «хорошо взболтнули». Для себя я сделала вывод: когда Коля играл военные роли - там он отец вылитый, а где с длинными волосами - там я.
- Наверняка с раннего детства Коля отличался артистизмом?
- Сын родился в Витебске, где мы с мужем работали в театре имени Якуба Коласа. Все его детство прошло за кулисами. Однажды Коленька так заигрался во время спектакля, что вышел на сцену, весь увешанный оружием, и обратился ко мне, что бы я ему помогла застегнуть брюки. Спектакль был сорван, но первое появление сына на сцене запомнилось витебским театралам надолго. В Минск мы переехали, когда Коля уже окончил 4-й класс.
В 12 лет он вместе со мной снялся в короткометражке о правилах дорожного движения, сделанной по заказу ГАИ. По сюжету фильма Коля нарушал порядок на улице, показывая, как пешеходам не надо себя вести. Роль ему удалась, потому что чем-то подобным ему приходилось заниматься и в дворовых компаниях, чтобы постоянно доказывать приятелям, что он свой парень, а не пай-мальчик из актерской семьи.
- Не отговаривали сына ехать в Москву учиться на актера?
- Мы с отцом говорили ему: куда хочешь, туда и поступай; не хотели навязывать своего мнения. В юности сын увлекался баскетболом, футболом, обожал битлов и телевизор. Я ему все время говорила: «Коля, читай книги, иначе вырастешь неинтересным челоеком». А он постоянно отнекивался: «Ай, мама, еще успею все прочитать». Но когда Коля приехал на собеседование во ВГИК, оказалось, что он ничего не знает, что он настоящий неуч. В этом сын признался мне через много лет. Его школьные дневники я специально сохранила и увезла на дачу. Он как-то наткнулся на них и спросил: «Мама! Надеюсь, ты Ольге (дочке Коли) мои безобразия не показывала?» Ему было неудобно, потому что все его дневники были исписаны замечаниями. Но поскольку мы с отцом в школьные годы не отличались прилежанием и усердием, то и сына не терзали учебой. Я и все фотографии Коли в отдельный альбом собрала, и его школьные тетрадки, потом все хотела ему отдать, а он отмахивался и говорил: «Пока не надо». Так они у меня и остались.
- Отец пытался замолвить словечко за сына во ВГИКе?
- После окончания школы Коля сам решил поступать во ВГИК, вот только побаивался, что фамилия Еременко может ему помешать. Однако она помогла ему поступить во ВГИК на курс Сергея Герасимова и Тамары Макаровой. Николай Николаевич, сыгравший свою первую главную роль в фильме Герасимова «Люди и звери», хорошо знал Сергея Аполлинариевича и поэтому посоветовал сыну прочитать на вступительном экзамене «Грозу» Николая Заболоцкого - любимое стихотворение режиссера. Благодаря этой хитрости Коля был принят во ВГИК, несмотря на некоторое противодействие со стороны Макаровой, не желавшей брать «кинематографического отпрыска».
- Появление еще одного Николая Еременко не вызвало путаницы?
-Со временем зрители действительно стали путаться. Чтобы всякий раз не объяснять, какой Еременко, стали добавлять «старший» и «младший».
- Говорят, незадолго до смерти сына вас терзали нехорошие предчувствия, это так?
- Перед смертью Коли я постоянно натыкалась на зловещие знаки. Говорят, это забобоны, но я же не сумасшедшая! Когда умер Николай Николаевич, у нас уже были куплены путевки в санаторий и билеты до Юрмалы и обратно. Я не знала, что делать. Коля сказал: «Мама, поезжай». Я там на сорок дней заказала службу в церкви. Но было ощущение, что все, что я делаю, как об стенку горох, ну не клеится, и все. Когда меня подвели к иконе Николая Угодника, показалось, что и взгляд у него какой-то тяжелый. Легче мне не стало. А в гостиничном номере две огромные комнаты - и я одна, и такая несчастная... Вечером сижу и вдруг чувствую возле своего лица дыхание Николая Николаевича, а потом слышу его голос: «Ты должна знать…» Я испугалась, замахала руками, побежала. А когда успокоилась, поняла, что он меня о чем-то предупреждает. Но от покойного мужа больше не было знаков. И еще перед смертью Коли черная птица стукнулась в окно. То же самое было перед смертью моей мамы. У меня сердце сжалось, я подумала, что смерть пришла за мной. В голову не могло прийти, что сразу за отцом покинет мир наш Коленька. Я потом думала-думала, почему птица стукнулась в окно той комнаты, где я была. Ведь это могло случиться без меня, и я бы не узнала. Но эта весть шла ко мне, чтобы предупредить меня об опасности. Но я себя успокаивала словами, которые Коля произнес сразу после смерти отца: «Мамуля, батя добрый, он никого с собой не возьмёт…»

ПечатьE-mail