Автор : btamedia

Тайна пятого члена Кембриджской группы

Posted in След в истории

Кембриджская пятёрка

Сага о последнем из выявленных членов "кембриджской группы", бескорыстно работавшей на советскую разведку против гитлеровской экспансии и во имя торжества коммунизма на Земле...Парадоксально, но чем дальше и стремительнее отодвигаемся мы от событий бурных тридцатых годов, тем горячее интерес в старой доброй Англии к тогдашней работе советской разведки, особенно к деятельности "кембриджской пятёрки".

Но только ли о пяти членах группы агентов, работавших на советскую разведку, может идти речь? Нет, конечно. Факты свидетельствуют, что их - агентов, адептов Кембриджа и Оксфорда, - было неизмеримо больше. Оптимисты из МИ-5 (контрразведка Англии) полагают, что их было не более 50-ти. Пессимисты из этого же ведомства считают, что их было не менее 200. Ясно одно: властям Великобритании и её контрразведке невыгодно увеличивать число разоблачённых патриотов Великобритании, работавших на советскую разведку. Поэтому, согласно негласному джентльменскому соглашению КГБ СССР и английской "Сикрет интеллидженс сервис", мы оперируем термином "кембриджская пятёрка". Но все ли из этих пяти "рыцарей без страха и упрёка" выявлены на сегодня? Отнюдь! И нижследующее повествование сумеет Вас в этом убедить...

Кембриджская пятёрка

Самому известному из "кембриджской пятёрки" - Киму Филби - в своё время почти удалось занять кресло начальника МИ-6 (английская разведка).

Смелый имужественный человек, балансировавший на острие бритвы десять лет после допросов и обвинений в шпионаже в пользу Советов и только в 1963 году ушедший в СССР из-за предательства бежавшего на Запад чекиста.

Ким Филби

Филби обвиняли в том, что он предупредил об опасности провала своих друзей, агентов советской разведки: Гая Бёрджеса, дипломата и офицера "Сикрет Интеллидженс Сервис", а также Дональда Маклина, шефа американского департамента МИД Великобритании, нашедших убежище в СССР в 1951 году. Оба около 20-ти лет снабжали НКВД-КГБ ценнейшими сведениями политического и военного характера, оба рисковали виселицей, и были совсем не похожи на хрестоматийные образы советских разведчиков-аскетов 30-50-х годов, воспетых нашими подрядными литераторами...

Дональд Маклин

...Дональд Маклин, аналитик и учёный, после бегства в Москву, трудившийся в Институте мировой экономики и международных отношений под чужой фамилией, автор десятков книг и сотен статей, так и не принял советского варианта социализма. Скромный и даже застенчивый в повседневной жизни он, напившись, становился буйным и неуправляемым: открыто критиковал деятельность нашего правительства и руководства КГБ. Все свои сомнения и мучения унёс в могилу, а прах завещал похоронить в Англии. Что и было исполнено...
 Гай Бёрджес...Гай Бёрджес, внешне неотразимо красивый и обаятельный человек, обладал острым умом, был душой любого общества. Пьяница и мот, к тому же ещё и бисексуал, чего никогда не скрывал, в Москве так и не смог найти себя. Беспробудно пил, жаждал вернуться в Англию. Умер в 53 года, полностью исчерпав свой физический и духовный потенциал. Также, как Макмилан, завещал свой прах лондонскому кладбищу. КГБ исполнил и его волю...

Четвёртым был профессор Энтони Блант, сотрудник "Сикрет Интеллидженс Сервис", искусство вед, тонкий эстет, близкий родственник и советник английского короля Георга VI и королевы Елизаветы II.

Бланта предал один из завербованных им американцев, поэтому в 1964 году он вынужден был признаться английским спецслужбам в своей работе на советскую разведку, однако сумел представить это борьбой с фашизмом.

Энтони БлантУчитывая родственные связи Бланта, наконец, его огромный вклад в развитие искусстведчества Великобритании, английские контрразведчики с подсказки королевского двора оставили его в покое. За Блантом был сохранён дворянский титул и почётная степень доктора наук. До конца дней своих он состоял вдолжности смотрителя картинной галереи Его Величества Королевы Великобрита нии.

Можно, конечно, ханжески похихикать по поводу моральных качеств этих людей и даже утверждать, как это делают многие англичане, что именно их пристрастия принудили их помогать коммунистам, но никуда не уйти от того, что вели они себя героически. Не на словах, а на деле боролись с фашизмом и свято верили в коммунистическое будущее человечества. До поры. И не их вина, а, пожалуй, их беда, что, в конце концов, у них наступило прозрение, а с ним и разочарование в идеалах молодости...

Кто же был пятым? Этот вопрос беспокоит Англию до сих пор. Считалось, что им был , завербованный русскими ещё будучи адептом кембриджской альма-матер, а в дальнейшем работавший то в английском Foreign Office (МИД Великобритании), то в казначействе Её Величества, то в канцелярии премьер-министра, то в "СикретИнтеллидженс Сервис", то в шифровальной Службе...

Возможности для добывания информации, интересующей Советы, по мнению и английского обывателя, и контрразведки, были у фигуранта поистине безграничны.

Джон КернкроссВскорепосле разоблачения Бланта, Кернкросс, как и его предшественник, покаялся и был прощён. А коль скоро судебный иск заведен не был, Кернкросс, убывший на постоянное жительство во Францию, отмёл все обвинения. Поэтому вопрос: кто же был номером "пять" в "кембриджской группе" оставался открытым. До тех пор, пока не были опубликованы мемуары заместителя начальника МИ-5 (английская контрразведка) Питера Райта.

Мемуары, которые явились едва ли не самым сенсационным и скандальным разоблачением XX века!..

Банкир Ротшильд - член "кембриджской пятёрки"?!

Сенсация номер один – Маргарет Тэтчер запретила публикацию мемуаров в Старом Свете. Администрация президента США наложила запрет на выход мемуаров у себя в стране.

Сенсация номер два - мемуары, изобилующие ссылками на архивные документы, должны быть опубликованы не ранее десяти лет после кончины главного фигуранта повествования - барона Натаниеля Виктора Ротшильда, попросту - Виктора Ротшильда... Потому-то они и вышли в свет на рубеже XX и XXI веков.

Да-да, читатель, Вы не ошиблись - речь идёт именно об отпрыске той самой банковской династии, которая в течение трёхсот лет создавала не только финансовый, но и экономический климат в Западной Европе и в США; знаменита своим меценатством, крупными займами для Великобритании и других стран на войну с Наполеоном. Своими деньгами они делали большую политику. Они субсидировали премьер-министра Дизраэли, когда тот вознамерился приобрести для Её Величества королевы Великобритании Суэцкий канал. С помощью своего капитала Ротшильды сделали Евгению Монтихо императрицей Евгенией, супругой Наполеона III и прочее, прочее, прочее...

За всё это Ротшильды, мелкие лавочники-менялы, монаршим указом Елизаветы II были удостоены дворянского титула: бароны...

"Ничего себе барон, - скажите вы, - попал в силки "охотников за головами" из НКВД!"

Но, оказывается, опрос англичан свидетельствует (и Питер Райт наглядно это демонстрирует в своём сенсационном опусе), что сам факт шпионажа таких выдающихся и именитых личностей в интересах голодной России, не волнует бриттов. Их беспокоит другое: как могли англичане, представители правящей элиты, принадлежавшие к сливкам английского истэблишмента, работать на ксендза-расстригу Дзержинского, или сына сапожника Джугашвили-Сталина?!

Ведь у всех английских агентов было безупречное происхождение, блестящее образование в закрытых школах, а затем в Кембридже. Денег в их семьях куры не клевали, у всех потрясающие карьеры, успех в обществе! Что ещё надо?! И вдруг - пошли на попрание английских законов - связали свою судьбу с кровавым диктатором Стопином, стали "кротами", подрывавшими основы того самого истэблишмента, который их выпестовал!..

Беспроигрышный вербовочный подход

Кембриджский университет, куда в 1930 году поступил двадцатилетний барон Виктор Ротшильд, славился не только лучшими научными кадрами, но и поразительным свободомыслием. Невероятной популярностью пользовались коммунистические идеи, ставшие, по утверждению Райта, особенно притягательными для Виктора, когда в Германии к власти пришёл Гитлер. В это время Виктор тайно вступил в коммунистическую партию.

В Кембридже он близко познакомился с Блантом, Филби, Бёрджесом, а также со стажёром из советской России Петром Капицей, работавшим в лаборатории Резерфорда.

Нужно сказать, что Виктор тогда не имел ни малейшего желания заниматься непосредственно банковским делом - от отца он унаследовал 265 миллионов фунтов стерлингов (сегодня это более трёх миллиардов. Прим. автора.), которые вложил в перспективное дело, а сам решил посвятить себя научной деятельности.

8 августа 1934 года он получил билет на концерт. Через пару дней прибыла короткая записка от Филби: "Дорогой Виктор, не приходило ли тебе недавно приглашение?"

Ротшильду стало ясно, что с ним кто-то хочет встретиться, причём, посредником выступает именно Ким Филби.

За несколько секунд до начала концерта место рядом с ним занял высокий голубоглазый человек. Незнакомец представился как Отто, на самом деле это был Теодор Малли, венгр по национальности, кадровый офицер иностранного отдела ОГПУ, один из лучших "охотников за головами" - вербовщиков - советской внешней разведки.

Малли произвёл на Ротшильда неизгладимое впечатление - они продолжили знакомство, и вскоре Виктор был привлечён к сотрудничеству с ОГПУ, в основе которого лежала, разумеется, борьба с фашизмом и помощь СССР - единственной стране, способной разгромить Гитлера.

Малли порекомендовал Виктору в целях конспирации порвать с компартией и не афишировать свои взгляды. В заключение для общения с Центром присвоил ему псевдоним "Моисей".

Разведывательные будни "Моисея"

В 1937 году Виктор занял место своего умершего дяди-банкира в палате лордов английского парламента и стал лордом Натаниелом Виктором Ротшильдом. Работа в палате лордов и близкая дружба с Уинстоном Черчилем открыли перед ним необозримые перспективы добывания политической и научной информации, интересовавшей советскую разведку. Кроме того, Ротшильд был тесно связан с сионистским движением и охотно давал деньги на спасение беженцев-евреев.

Некоторое время Ротшильд работал в секретнейшей лаборатории в Портон-Дауне, где разрабатывалось химическое оружие. С началом Второй мировой войны он поступил на работу в МИ-5 (английскую контрразведку), в отдел коммерческого шпионажа, а в 1940 году возглавил отдел по борьбе с саботажем.

По прошествии некоторого времени Виктор, благодаря своим способностям химика и физика, стал экспертом номер один по немецким взрывным устройствам, которые фашисты очень искусно камуфлировали.

В последующем данные по немецким взрывным устройствам, которые Ротшильд передал в Центр, помогли избежать сотни тысяч жертв при разминировании Кракова, Праги и Берлина...

...Объём ценнейшей информации, поступавшей в Центр от Ротшильда, всё возрастал, поэтому в Москве решили для большей конспирации придать агенту не одного, а целых трёх связников...

Закат сотрудничества с КГБ

После войны, получив несколько высших военных наград от англичан и американцев, Ротшильд уволился из МИ-5 (контрразведка Англии) и по заданию Центра вновь вплотную занялся научными изысканиями в Кембридже, став директором британской авиакомпании "ВОАС", а также продолжил работу в палате лордов.

В тайне от своих операторов из Москвы, Ротшильд использовал своё политическое влияние и тайные связи с сионистским Центром в Вене для создания государства Израиль. Но он ошибся в своих прогнозах: в то время как МИД Великобритании занимал проарабскую позицию и сопротивлялся произраильскому лобби в США, Сталин целиком и полностью поддерживал идею создания израильского государства на территории Малой Азии. Это было, пожалуй, единственной серьёзной ошибкой Виктора Ротшильда...

В 1951 году, после того, как Маклин и Бёрджес оказались в Москве, Ротшильд, почувствовав холодок провала и опасаясь разоблачений, стал постепенно сокращать контакты с советской разведкой.

Его тесная связь с Бёрджесом и Блантом была хорошо известна окружению, на неё не раз намекали папарацци в поисках "пятого" члена "кембриджского клуба", однако Виктор твёрдо держал удар, и угрожал судом всем, кто без веских оснований будет спекулировать на этой теме.

Знатное происхождение, почти трёхсотлетние служение королевскому трону, связи в самых верхних эшелонах английской власти, непоколебимые позиции в британском истэблишменте сыграли свою беспроигрышную роль, поэтому английская контрразведка так и не решилась допросить Ротшильда. Это сделал Эдвард Хит, избранный в 1970 году премьер-министром Англии. Он возжелал лично познакомиться с перипетиями судьбы Вик тора Ротшильда. И что же? Во время беседы с глазу на глаз, продолжавшейся более двух часов, "Моисею" удалось ловко "перевести стрелки" на Джона Кернкросса, о котором ему было известно от Энтони Блан-та. Таким образом, Виктор подтвердил официальную версию, утверждающую, что "пятым игроком кембриджской команды" был именно Дж. Кернкросc...

 

Натаниел Виктор РотшильдСумев отвести от себя всякие подозрения, Виктор Ротшильд не только убедил Эдварда Хита в своей непричастности к деятельности "кембриджской пятёрки", но и получил от премьер-министра предложение занять пост директора "мозгового центра" при центральном офисе консервативной партии. В задачи "мозгового центра" входили стратегический пересмотр и рационализация всей британской политики, в том числе и деятельности спецслужб, что само по себе являлось выражением доверия и правительства, и королевского двора Великобритании барону Натаниелу Виктору Ротшильду. Но работать на советскую разведку "Моисей" не стал - преклонный возраст и, что важнее, ревизия идеалов молодости сделали своё дело...
 
Ещё по теме - http://www.argumenti.ru/publications/2745

Печать